Борис Вайнзихер: «Серьезный энергетический кризис в ближайшее время маловероятен»

Борис Вайнзихер: «Серьезный энергетический кризис в ближайшее время маловероятен»

В Технопарке «Сколково» на днях завершил работу международный форум «Сто лет электричества». Главное отраслевое событие 2020 года было посвящено итогам 10-летней реформы энергетической отрасли в России. О главных ее итогах и новых вызовах в электроэнергетике мы побеседовали на полях форума с Борисом Вайнзихером, техническим директором РАО «ЕЭС России», непосредственно принимавшим участие в реализации реформы. 

– Вы прошли путь от инженера «ТЭЦ 15 ЛенЭнерго» до технического директора РАО «ЕЭС России». Как Вы оцениваете результаты реформы электроэнергетики за эти годы?

– Я считаю, что главным результатом реформы стало рождение системного оператора и федеральной сетевой компании – это голова и кости системы. Ну и кровеносная система в виде оптового рынка, который работает и  позволяет электроэнергетике жить и развиваться. Не случайно все стройки сейчас так или иначе связаны с уже имеющимися механизмами оптового рынка. И, конечно, если говорить о результатах реформы, то надежность системы очень сильно возросла. Надеюсь, что серьезный энергетический кризис в ближайшие время маловероятен. И это все благодаря тому, что было построено в отрасли за последние десять лет.

– Анатолий Чубайс на прошедшем недавно форуме «100 лет электричества» рассказал о новом обучающем онлайн-курсе «Реформирование отрасли: кейс электроэнергетики России», который вы совместно разрабатывали. Почему вы решили создать такой электронный продукт? Каких знаний не хватает специалистам в области электроэнергетики?

– Меня об участии в этом мероприятии попросил Анатолий Борисович,. Я сделал в этом проекте одну лекцию об устройстве электроэнергетики. Задача была – в короткой, сжатой форме дать непрофессионалам понимание о том, из чего состоит электроэнергетика. Но в целом курс содержит информацию о том, что происходило в российской электроэнергетике до реформы, во время реформы, после нее. Я считаю, что мы сделали это, скорее, для истории, чем для образования. Те, кто будет делать какие-то другие реформы, воспримет это как описание полезного опыта.

– Один из пунктов курса – наследство СССР в электроэнергетике. Насколько, на Ваш взгляд, оно было тяжелым?

– Ну что вы, какое тяжелое, благодаря этому наследству страна пережила самые трудные времена. И благодаря этому наследству мы используем сейчас и будем еще десятилетия использовать созданные в СССР электроэнергетические мощности. Это было не тяжелым наследством, а настоящим наследием, благодаря которому мы живем и сегодня. Тяжелыми были отдельные обстоятельства, а электроэнергетика в целом – наше богатство.

– Каковы тренды в мировой энергетике? С какими странами у нас в этом плане есть сходство и с кем все-таки имеются различия?

– С точки зрения техники гигантского различия между странами нет. Все примерно одинаково. Электростанции одинаковые. Где-то мы подотстали, что-то у нас на уровне. Мы отличались по степени ветхости. Но это было в начале 2000-х годов, вся система тогда у нас была ветхой. Сейчас лучше, но есть куда стремиться. Безусловно, есть развитые страны, где состояние энергетических фондов получше, чем у нас.

– Какие проблемы в результате реформы остались нерешенными?

– Реформировали оптовый рынок, и там были существенные изменения, а розничный, например, в полной мере не успели.  И до сих пор не до конца решена проблема централизованного теплоснабжения. Вот только сейчас принимаются необходимые законы. Например, об альтернативной котельной. Теперь, я уверен, это приведет к  изменениям в теплоснабжении.

– На форуме много говорили о накопителях энергии. От чего зависит массовое развитие этого сектора?

– Там, где дорогая электроэнергия и дешевый  капитал, например в США, это будет довольно быстро развиваться. У нас процесс будет медленнее идти. Хотя уже сейчас наличие накопителей в домах не является единичным случаем.

– Сейчас активно обсуждается вопрос глобального энергетического перехода, его основным драйвером становится декарбонизация. Как здесь учесть российскую специфику и уникальность нефтегазовых, угольных ресурсов?

– У нас есть еще много чего уникального, например много рек. И в атомной энергетике мы передовые. А сейчас, пусть медленно, но у нас и возобновляемые источники электроэнергии стали использоваться – в виде солнца и ветра. Ну а уголь и газ у нас всегда будут использовать, это удобное и разумное сочетание. И ничто друг другу не мешает. Конечно, сейчас в основном используется газ, а дальше, глядишь, будет что-то эффективнее, чем газ.

– Следует ли России каким-то образом формулировать активный ответ на климатический вызов, который во многом стал причиной глобального энергоперехода?

– говорить, что нас это не касается, точно нельзя. Я, скорее, потребителей имею в виду, их точно касается. Сокращать свое электропотребление – это самое простое, что можно сделать, чтобы уменьшить воздействие на окружающую среду. И в  России, к счастью, для этого масса возможностей. В быту это вообще естественным образом происходит. сейчас холодильники потребляют энергии в разы меньше, чем холодильники в нашем детстве. Со временем они становились удобнее, лучше, проще, так случилось само собой. То же самое происходит со всем на свете. В быту не требуется никого подталкивать, это происходит естественным путем. Вспомните, у нас сначала запретили лампочки накаливания, но это не привело к росту продаж светодиодов. А сейчас других просто нет, это случилось само собой, никто не командовал, не запрещал, хочешь купить лампу электронакаливания  – ну купи.

–  Сейчас очень популярна тема децентрализации, распределенной энергетики. Вы говорили о физических лицах, что они могут устанавливать накопители, собственную генерацию

– До московской аварии 2005 года представить себе генератор в доме было практически невозможно, такие случаи были единичными. Сейчас пройдитесь по подмосковным поселкам и найдите дом без генератора, Это будет не просто. А раньше этого рынка вообще не было. Вот так бизнес ответил на проблему. Бизнес на все ответит, если будет спрос.

Сам бизнес еще более активно, чем физические лица, занимается строительством электрогенерирующих мощностей. Сегодня промышленную генерацию строят повсюду, и у этого вправду много разных причин, в том числе, к сожалению, регулирование.

Борис Вайнзихер: «Серьезный энергетический кризис в ближайшее время маловероятен»
Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Свежие материалы

Читайте еще