Кто такая 16-летняя Грета Тунберг и за что ее номинировали на Нобелевскую премию

Чуть больше полугода назад 16-летняя Грета Тунберг впервые вышла с одиночным пикетом к зданию парламента и отказалась ходить школу, пока политики не начнут соблюдать условия Парижского соглашения по климату. Сегодня к ее протесту присоединились около 1,5 миллиона человек, а сама Грета претендует на Нобелевскую премию мира.

20 августа 2018 года 15-летняя Грета Тунберг решила, что не будет ходить в школу до тех пор, пока политики не обратят внимание на проблему засухи и лесных пожаров в Швеции, вызванных глобальным потеплением. До парламентских выборов в стране оставалось тогда около трех недель. Грета взяла самодельный плакат с лозунгом Skolstrejk For Klimate («Школьная забастовка за климат») и пачку распечатанных флаеров с коротким текстом, объясняющим, почему она просиживает школьные часы у здания риксдага: «Мы, дети, часто не слушаем, что нам велят делать взрослые. Мы поступаем как взрослые. И если вам, взрослым, наплевать на мое будущее, то наплевать и мне. Меня зовут Грета, и я учусь в девятом классе. И я отказываюсь ходить в школу до парламентских выборов в стране». В тот же день о девочке у риксдага стали писать в социальных сетях. К концу недели к протесту присоединились несколько десятков человек, некоторые члены парламента выразили Грете поддержку, а о забастовке рассказали ведущие шведские СМИ и местное телевидение.

8 сентября, за день до выборов, Грета объявила, что не собирается останавливаться, — и анонсировала «Пятницы ради будущего», призвав всех желающих присоединиться к ее борьбе и проводить протестные акции у зданий парламента во всех странах (на это ее вдохновила кампания против оружия, которую начали школьники из Флориды после того, как 17 человек были застрелены в школе). Идею поддержала молодежь по всему миру, юные неравнодушные активисты стали публиковать отчеты о своих акциях в инстаграме под хештегом #Fridaysforfuture.

Замысел Греты состоит в том, чтобы пробудить в людях, особенно в политиках, беспокойство об изменениях климата и дать проблеме максимально широкую огласку.

«Я не хочу, чтобы вы надеялись на лучшее. Я хочу, чтобы вы запаниковали. Я хочу, чтобы вы чувствовали тот страх, который чувствую я каждый день. А потом начали действовать. Если ваш дом горит, вы не садитесь за стол и не говорите о том, как построите его заново, — сказала она на экономическом форуме в Давосе. — Когда ваш дом горит, вы выбегаете на улицу и и звоните пожарным. Это стиль мышления, который должен у нас быть».

Грета планирует бастовать до тех пор, пока правительство Швеции не примет необходимых мер, чтобы среднее повышение температуры на планете находилось в пределах 2 °C. Грета не взяла эти цифры с потолка — эти требования разработали ученые для Парижского соглашения по климату в 2015 году, и они вполне реальны. Достигнуть такого результата Тунберг предлагает сокращением выброса углекислого газа на 15%, как и предписывает соглашение.

Как утверждает сама Тунберг, к движению Fridays for Future присоединилось около полутора миллионов человек из более чем 50 стран. Было проведено около 2000 акций в 123 странах на всех континентах, включая Антарктиду, — по примеру Греты и школьники, и взрослые выходят на улицы своих городов поодиночке и группами, чтобы привлечь внимание к проблеме глобального потепления.

Журнал i-D назвал Грету Тунберг голосом поколения, Time включили ее в список 100 самых влиятельных людей 2019 года наравне с Мишель Обамой и премьером Новой Зеландии Джасиндой Ардерн. О девушке написали The Guardian, New Yorker и с десяток других уважаемых изданий. Еще Грета Тунберг приняла участие в конференции ООН, стала приглашенным спикером Ted x Stockholm и скоро выпустит книгу No One Is Too Small to Make a Difference («Никто не слишком мал, чтобы что-то изменить») — сборник своих главных речей. И это даже не половина списка ее достижений за последний год.

Можно по‑разному оценивать публичный образ Греты Тунберг и требования, которые она озвучивает. Возможно, она не добьется значительных изменений, но именно благодаря ей о проблемах экологии задумались сотни тысяч молодых людей и эта тема стала освещаться на первых полосах всех мировых СМИ.

Масштаб вовлеченности молодежи в некоторых европейских странах оказался настолько велик, что власти даже попытались связать это с некими «внешними силами». Канцлер Германии Ангела Меркель и вовсе неудачно упомянула экопротесты в контексте гибридной войны России и манипуляции общественным мнением во время своего выступления на Мюнхенской конференции по безопасности. «В Германии сейчас протестуют дети, выступая за защиту климата, — и это действительно важная проблема. Но сложно вообразить, что дети спустя годы и без чьего-либо внешнего воздействия вдруг осознали, что должны принять участие в этом процессе», — заявила Меркель. Это жутко разозлило общественность. До такой степени, что канцлеру Германии пришлось объяснять свои слова: это был пример мобилизации в интернете, а на самом деле она активно поддерживает активную молодежь и т. д..

В начале марта 2019 года Грету Турнберг номинировали на Нобелевскую премию мира за ее вклад в борьбу с глобальным потеплением. 

C инициативой выступили Йенс Хольм и Хокан Свеннелинг, представляющие в шведском парламенте Левую партию, а также некоторые норвежские политики.

История Греты сигнализирует о четких изменениях в тактике экологического движения и о том, насколько более вероятными будут эти разногласия и неэффективность.

Грета и руководящие ею взрослые стремятся перенести почти все внимание с личной ответственности на правительства и крупные корпорации, чтобы провести экологическую реформу. Их аргумент заключается в том, что отдельные люди не могут сделать много, чтобы спасти мир от катастрофы изменения климата, когда энергетические компании и правительства, сосредоточенные в основном на экономическом росте, не заботятся достаточно, чтобы достичь больших изменений.

Взрослая версия этого аргумента появилась в начале сентября, когда кандидат в президенты от Демократической партии Элизабет Уоррен в основном высмеивала личные усилия по сохранению климата. Уоррен сказал аудитории ратуши климата и позже написал в Твиттере, что индустрия ископаемого топлива хочет, чтобы общественность обсуждала такие вопросы, как пластиковые соломинки, лампочки и чизбургеры.

Самое смешное во всем этом то, что свободный рынок уже делает эти вещи на основе тех же капиталистических стимулов, которые Грета и многие другие активисты обвиняют в экологической катастрофе. Природный газ дешевле и производит на 50% меньше выбросов, чем уголь, атомная энергетика была модернизирована и стала намного безопаснее в последние десятилетия, не производя никаких выбросов. Некоммерческие организации, такие как компания Carbon Engineering, работают над машинами, которые буквально высасывают выбросы углерода из атмосферы.

Каждое из этих нововведений получало некоторую поддержку со стороны правительства, но основные мотивы чистой капиталистической прибыли являются основным фактором. Уоррен и другие, подобные ей, не видят, что миллионы американцев, которые используют свои потребительские полномочия для сокращения своего углеродного следа, отправят корпоративную Америку в погоню за этими долларами гораздо быстрее и эффективнее, чем правительственные распоряжения.

Основываясь на всех политически партизанских лозунгах и знаках, которые мы видели в климатических протестах за последнее время, уверены ли мы, что главной мотивацией является окружающая среда, а не политика? Если активисты, протестующие прямо сейчас, смогут устранить самые серьезные угрозы изменения климата, но без политического поражения президента Трампа и республиканцев и / или вывода из строя крупных нефтяных компаний, будут ли они по-прежнему интересоваться причиной?

Грета Тунберг злится. Многие люди злятся. Но гнев, не делая ничего, кроме протеста и произнесения речей, не защитит окружающую среду или не сделает ничего другого, кроме как вызвать больше гнева.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *