Алексей Хохлов — о внедрении систем накопления энергии

Ключевым триггером развития систем накопления в мире стал энергетический переход, связанный с бурным ростом возобновляемой энергетики (ВИЭ). Энергосистемы со значительной долей ВИЭ сталкиваются с различными вызовами их интеграции. Один из них был впервые исследован в Калифорнии и получил название «кривая утка», поскольку именно эту птицу напоминает суточный график потребности в электричестве из центральной сети за вычетом ВИЭ. Работа с такой нерегулярной нагрузкой приводит к более высокой себестоимости электричества, вырабатываемого пиковыми станциями. Другим вызовом является вынужденное ограничение выработки солнечных и ветряных электростанций, связанное с отсутствием возможности сети передать эти объемы потребителям, когда солнца или ветра «слишком много». В среднем по году эти объемы могут быть довольно большими и достигать 5–6% общей годовой выработки.

Основным способом решения первой проблемы сейчас является использование парка «гибких» пиковых электростанций, а второй вызов расшивается усилением электросетевой инфраструктуры. Накопители могут стать альтернативой. Например, по оценке GMT Research, в США уже на пятилетнем горизонте системы накопления начнут напрямую конкурировать, а через десять лет в подавляющем большинстве случаев будут более экономически эффективными, чем пиковые газотурбинные установки.

Стоимость накопителей стремительно снижается, следуя по пути солнечных и ветряных электростанций. Если в 2010 году она составляла в среднем около $1000 за 1 кВт•ч, а к 2016 году снизилась до $230, то, по оценке BNEF, литий-ионная технология на горизонте 2030 года сократится в цене еще на 52%, приблизившись или даже преодолев отметку $100 за 1 кВт•ч.

В этом контексте рынок накопителей выглядит одним из самых интересных и многообещающих сегментов электроэнергетики в ближайшие 20 лет. Bloomberg New Energy Finance опубликовал обновленный прогноз, по которому к 2040 году в мире будут установлены системы хранения энергии мощностью 942 ГВт (без учета ГАЭС, но включая электромобили). За это время в сектор будет вложено $1,2 трлн инвестиций. По оценкам Navigant, число проектов в мире составляло более 1700, и их число уверенно растет.

Россия в этом процессе движется пока в арьергарде, поскольку тенденции энергетического перехода проявляются у нас с некоторой задержкой и не так масштабно. На конец 2023 года ожидается ввод более 5 ГВт ВИЭ, причем большая часть — на юге (14% к установленной мощности всех электростанций в 2016 году). Это поднимет вопрос эффективной интеграции ВИЭ — возможно, в том числе и с применением накопителей. Другие перспективные кейсы связаны с применением накопителей у промышленных потребителей и задействованием аккумуляторов, которыми оснащены вышки сотовой связи, в пиковые периоды потребления.

Но возможности поучаствовать в этом многомиллиардном рынке у нас пока остаются открытыми. Главное здесь — не пойти по излюбленному пути, через взваливание на потребителей дополнительной нагрузки в виде очередного ДПМ. Государство должно научиться применять более тонкие и адресные меры поддержки исследований и разработок. Другим инструментом, стимулирующим применение накопителей по мере роста объемов ВИЭ, мог бы стать рынок системных услуг (обеспечение системной надежности и гибкости), в рамках которого накопителям есть что предложить.

Алексей Хохлов, руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления «Сколково»

 

Коммерсант

Share on facebook
Share on vk
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Свежие материалы

Читайте еще